ВЕЧНАЯ ПРОБЛЕМА НА МОНПАРНАС, 19

Печать

Автор: Багров П. Категория: Art-кинотека Галереи

Искусство и бизнес. Художник и делец. Их взаимоотношения всегда были непростыми. Один хочет свободы, возможности создавать то, что он хочет, то, что ему нашептывает душа или Провидение. Другой – думает: «Купить или не купить? Если купить, то как на этом заработать?» Самое интересное, что несмотря на противоположность, они взаимосвязаны. Одному, банально, нужно на что-то жить и он не может не продавать то, что нужно покупателю. А второму тоже нужно жить и на чем-то зарабатывать. А коль скоро искусство представляет собой ценность, то на ней можно и нужно зарабатывать. Очень интересно эта проблема показана в фильме «Монпарнас, 19». Нас будет интересовать, в первую очередь, как искусство превращается в капитал. Как линии и мазки на холсте становятся деньгами. И как количество этих денег возрастает. Попробуем отследить эту динамику в фильме.

Вот основные вехи: В начале фильма и большую его часть Модильяни пытается получить за свои работы хоть какие-то деньги. Пытается расплатиться рисунком за завтрак в кафе. Случается, он продает какие-то картины, но эпизодически и это не позволяет ему выбраться из нищеты. Потом его картины выставляются в некой галерее. Это уже признание. Если хозяйка галереи согласилась выставить картины, значит, полагает, что они представляют какую-то ценность и на них найдется покупатель. Это уже признание капитализации творчества художника. Потом американец рассматривает картины и готов заплатить Модильяни приличные деньги, но сделка расстраивается. Наконец делец от искусства Морель заявляет, что покупает всё и показывает внушительную пачку наличных. По его поведению, его торопливости видно, что сам он продаст картины за сумасшедшие деньги. Но о Мореле ниже. От практически нуля до практически бесконечности. Такова динамика капитализации картин за экранное время.

Ярче всего динамика капитализации отразилась во встречах художника с представителями бизнеса. Судьба сталкивает Модильяни с двумя типами бизнесменов. Первый – американский делец. Ему чужды эмоции. Он только считает. Он даже честен по-своему. Сразу дает понять, что высоко ценит полотна и готов честно заплатить, не прибегая к мелким уловкам. Но он чужд богемных понятий. Чужд «высоких понятий о прекрасном». Для него покупка драгоценностей жене и произведения искусства абсолютно равнозначны. Покупая картину Модильяни, он сразу начал просчитывать, как на этом заработать. И вслух поделился со слушателями. Он никого не хотел обидеть. Обижаться на него – всё равно, что обижаться на арифмометр или логарифмическую линейку. Однако его намерение разместить копию картины на флаконах с туалетной водой вызвало гнев и возмущение художника. Он-то вложил в картину эмоции, оставил в ней часть своей души. Уверен, что американец так и не понял, что такого он сказал.
Другой тип – коммерсант от искусства Морель. Впрямую они с Модильяни не встречаются. Это циничный и довольно мерзкий тип. Американец плохо знаком с миром искусства. Он не представляет, что это за люди. Он не умеет с ними работать. Он полагает, что имеет дело с себе подобным. Для него искусство – такое же производства, как например, пошив ботинок или сборка автомобилей. Он только думает, как заработать и готов платить автору хорошие деньги, считая, что это и есть знак признания труда художника. Морель более изощрен. Он прекрасно разбирается в психологии богемы и отлично понимает, как формируется стоимость, точнее цена искусства. Он не покупает картины. Не торопится «замораживать деньги». Но внимательно следит за событиями и цинично ждет только ему одного известного момента Х. Ему только на руку выходки Модильяни. Чем меньше тот расположит к себе людей, чем сильнее поссорится с деньгодержателями, тем меньше у него купят сейчас. И тем больше достанется Морелю, потом, когда момент Х наступит. И вот час Х настает. Художник умирает. Всё! Модильяни больше нет. Нет чудака, пьяницы и скандалиста. Он больше ничего не напишет. НИЧЕГО! Все картины Модильяни – чудака, пьяницы и скандалиста мгновенно стали картинами ТОГО САМОГО МОДИЛЬЯНИ. Они сразу стали уникальными. Морель буквально попятам следует за Модильяни. Дожидается, когда тот умирает, а врач фиксирует смерть. И в этот момент Морель приходит к вдове, не подозревающей о смерти мужа, и цинично покупает всё. Не секрет, что момент смерти любого автора всегда означает резкое повышение спроса на его произведения. Это и был момент Х Мореля.
Итак, мы рассмотрели динамику капитализации произведения искусства. Попробуем обобщить, понять, почему стоимость картины возрастает со временем? Физически картина не меняется. На ней не появляется ни одной новой линии, ни одного нового мазка. Почему растет цена? Скорее всего, ответ нужно искать за пределами картины. В фильме мы видим, что на капитализацию картин работали сам Модильяни, зарабатывая, пусть скандальную, но известность. Работал его агент Зборовский, который объяснял потенциальным покупателям, что Модильяни – это престижно. Работал полицейский комиссар, который запретил демонстрировать картину в витрине галереи. Ведь с момента запрета, картина перестала быть просто картиной, а стала «той самой, которую запретил комиссар». Попутно сам Модильяни стал «тем самым, которого запретили». Это наверняка добавило ему очков у фрондерствующей части общества. Очевидно, что ключевую роль в росте капитализации сыграла не картина, как таковая, а известность и репутация автора и самой картины.
 
Помимо сюжета, фильм интересен актерской игрой Жерара Филиппа, Лино Вентуры. Интересно увидеть молодого Пьера Ришара, сыгравшего эпизодическую роль в начале фильма.

 

Теги: «Монпарнас, 19», Модильяни.