Индустриальная архитектура

Печать

Автор: Р. Молотов Категория: Эстетический анализ и экспертиза

индустриальная готика вместе с нормандским и византийским стилями? 

Надо сказать, в советские времена тема архитектурного стиля в индустрии не была широко распространена. Считалось, что это дело вторичное, главное, чтобы Предприятие было устойчивым, прочным, чтобы работало, - эстетика занимала непочетное место в ряду приоритетов.

Но чем дальше, тем больше стали понимать, что Предприятие - это такое же архитектурное, зодческое свершение, которому следует придать единый стиль. Началось, как ни странно, с плакатов первых лет индустриализации, когда оказалось, что завод должен быть узнаваем на расстоянии многих метров в трех плакатных мазках и двух цветах краски. Тогда оказалось, что стилевой контур завода имеет такое же значение, что и то, что он делает. Первым в этом ряду оказался Магнитка, которая строилась уже не как завод, но и как стилевое сооружение, как символ. Не случайно именно он в огромном количестве плакатов и наших и западных стал не только символом советской индустриализации, но и открытием многих стилевых особенностей индустриально-эстетической пропаганды. Многое в колоннах комбината угадывали колоннаду труб Авроры, затем стали искать стилевые особенности других традиций.  

Конечно, первыми, кто задумался над стилевыми особенностями индустриальных объектов, были художники, которые писали эти объекты. Сами наброски заставляли их имитировать проекции, у которых всегда был стиль. Еще с учебной лавки они знали это. И когда приходили ассоциации, то они оставались прочно в сознании художников.

И конечно, развивать новые проекции смыслов заставляла идеология, которая призывала рабочего, инженера воспринимать завод как свой дом. Ведь трудовой прорыв в духе Маяковского «сидят в грязи рабочие подмокший хлеб жуют» заканчивался Построением, которое создавало совершенно новую реальность – Общий Дом. А для этого уже идеология прорыва не годилась – вечно сидеть в грязи и есть подмокший хлеб невозможно. Поэтому лозунг «мой завод – мой дом» был не красным словом – в момент трудового свершения он становился и домом, и крепостью: люди там жили и это была суть жизни. Важно подчеркнуть, что в тридцатые годы у людей это был действительно единственный дом, потому что подавляюще количество людей жили в бараках и общежитиях, а завод становится гордостью, домом и храмом для души.  

Подчеркнём  - храмом. В сталинскую эпоху, в момент реабилитации религии – в особенности со времени войны и послевоенного времени возникла религиозная тематика. Она, разумеется, не озвучивалась, но увеличение количества религиозных людей, вернувшихся после армии, был факт, для которых завод должен быть храмом. В архитектуре этого не было, но структурно угадывалось: например, многие цеха стали строится по модели внутреннего строения готических храмов.

И эти – новые для СССР - смыслы стали проявляться в картинах. Пример такого прочерчивания храмового смысла даёт картина уральского художника Фехнера «Магнитогорский металлургический» 1949 года.   

Картина выделяет из многих деталей вполне храмовые черты. Причем разного стиля.

Налицо соединение нескольких стилей – готического, проявленного в шпилевидных трубах, норманнского, проявленного в округлых башнях, и византийского, проявленного в колоннах. Все эти стили имели место в храмовой архитектурной традиции. И в картине они проявлены и несут изначальные стилевые смыслы.   

Готический стиль известен как храмовый стиль, отличающийся несколькими идейными особенностями. Основная идея готики – восхождение духа человека к Высшему. Готика называлась ещё устрашающе величественным стилем, что на картине подчёркивается мощью завода и ничтожностью паровоза (а человека вообще не видно (!).  

Норманнский стиль – стиль военизированных викингов – это военные круглые башни и прочность крепостных оснований. Практически все известные замки построены именно в норманнском стиле.  

Византийский – колоннада в основании, идущая от эллинской архитектуры, подчеркивающая в основательности воздушность и правильность, упорядоченность одновременно. Правда, колоннады создают арочный эффект, который свойственен готике, но это уже из области стилевой конкуренции. Но в любом случае традиция, идущая от эллинской архитектуры времен Парфенона, говорит о вседоступности храма: то есть о возможности в храм придти одновременно многим – вход не один, а их много. Несмотря на то, что позже вход мог быть один, колоннада подчеркивает соборность участия людей в храмовом поприще.   

Итак, архитектура выражает смыслы: готика выражает идею восхождения в к Высшему, норманнский стиль - борьбу и защищенность, византийский – соборность. Удивительно, что в индустриальной архитектуре это можно соединить и никто не обвинит в эклектике! А цветовое подтверждение этого синтеза? Мастерское. Готическо-норманнские элементы чуть затушеваны, будто в дымке, как бы в полете, а византийское начало подчеркнуто чёрным цветом - основательно, приземлено, пристрочено к земле. Мощный символ соединения духовного и земного в индустриальной теме.   

Поиск мастеров промарта в индустриальной теме глубинных смыслов, нахождение того, что даже не закладывалось строителями, приводил к тому, что поиски вскрывали новые смыслы в реальности и художественными методами их выражали. И самое интересно, что художники вскрывали смыслы, которые в советской идеологии не были особенно объявлены, но постоянно учитывались, а со временем выходили на первый план. 

Так художники вскрывали парадоксы индустриальной пропаганды и, как ни странно, обогащали её!