ОСМЫСЛИТЬ «АВЕСТУ»

Печать

Автор: Колобов М. Категория: Эстетический анализ и экспертиза

Когда художник берётся осмысливать фундаментальные источники человеческой мысли и духа, так называемых священных книг, много возникает споров. Библейский канон формировался пятьсот лет, индуистские изображения тысячу, но изображения по многим книгам запрещены, потому что спор может быть бесконечен. К примеру, иудеи запретили изображения Иеговы, потому что и представить его антропоморфным сложно, а спорить об изображении можно вечно, особенно после того, как иеговисты изобразили его в виде самодовольного здорового мужика с короной на висящем в небе троне.  
Есть и третья причина отказа от изображения – исчерпание познания источника. Ведь художественное изображение – это исследование, это попытка дать символ, представить идею в образе, чтобы исследовать его дальше. А если предмет исчерпан, что его тревожить.  
«Авеста» даёт колоссальную возможность осмыслять себя в силу малой познанности и отсутствия визуальных традиций. Именно поэтому интересно наблюдать, как художник пытается изобразить древние идеи. 
Суханов был ушиблен «Авестой» после открытия Аркаима, авестийского города на Южном Урале, который был наиболее рельефным феноменом в системе, тоже открытых, сорока аналогичных, но менее сохранившихся городов.  
И вот одна из попыток визуального осмысления – девица-амазонка с боевым копьём и тремя гончими. Но если мы рассмотрим композицию, увидим, что внизу рельеф леска и возвышений, озера, то станет понятно, что перед нами изображена некая мифологема. Довершает это соображение не очень понятный вид животных – это и не собаки, это и не львы, и не тигры, а некое мифологическое зверьё, похожее мордами на морских котиков. Само тело этих животных явное изображение земной поверхности с лесами, возвышениями, тропинками. Это такой дух земли в виде неизъяснимых животных.   
Сама фигура женщины подана в сдержанно охристой тональности, явно ссылающей нас к солнечной энергии, копье, отметим, не имеет наконечника, то есть направление копья есть, а конца нет, как нет и видимого противника. Значит копьё не направлено на противника. Тогда на кого? 
 
«Авеста» - первый в истории сборник жреческих идей об устройстве мира и его управлении. Поскольку Авесту передавали из уст уста и записана она была поздно и спорно, то это было творение жреческой касты, которая доминировала при помощи добытых и произведённых знаний. Но мало кто знает, что в те времена не было слова знание, а было слово джен=ген=жен, из которого вышло слово знание (корень зн произошел от жн), то есть уже в те времена жрецы отдавали себе отчет о порождающих и наступательных свойствах знания (символизируется копьем). Действительно, если ты открыл знание о вещи – ты её можешь брать и использовать, рождая новые вещи. До познания вещи неприкасаемы, потому что опасны.   
Именно этот дух наступательного активного порождающего познания и изобразил художник Суханов, весьма точно отразив дух Авесты, его первичную смысловую доминанту: женщина, явно «рождающего» возраста, неизвестные, но боевые животные, подчёркивающие неформализованность методов познания. 
Думается, среди попыток изобразить древний дух познания попытка Суханова одна из точных и вызывающих признание.  
 
Вообще художественное осмысление Авесты ещё впереди, поскольку всё большему количеству людей приходит понимание, что «Авеста» – источник всех существующих мировых религий, а значит художественное осмысление  - только началось. И на этом пути уже есть несомненные успехи.