ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РЫНОК В СССР.

Печать

Автор: А.В. Болдырев Категория: Публикации

Художественный рынок в СССР был. Чтобы там ни говорили, что рыночные отношения у нас в стране появились только после отмены социализма. Раз были деньги, раз существовал обмен товарами, значит, рынок был, причем, весьма разнообразный и специфичный. В нашем случае, мы обратим внимание на рынок художественный. Точнее на отдельные его проявления.
«Из всех искусств для нас важнейшим является кино». Эти слова вождя мирового пролетариата невозможно поставить под сомнение. Руководство МВД также отлично понимало их правильность и поэтому курировало популярнейший в 1970-е и 80-е сериал «Следствие ведут знатоки». Известно, что о ходе его производства докладывали лично Щелокову. Главный посыл сериала понятен: «Наказание неотвратимо, поэтому лучше жить честно.» Попутно создавался положительный образ кристально честного советского милиционера и даже если и случаются какие-то ошибки и перегибы, то это носит эпизодический характер. Помимо детективного сюжета, сериал интересен и другими сюжетными и информационными нюансами. В нашем случае, мы говорим о фильме «Дело № 14. «Подпасок с огурцом». Здесь сотрудникам Органов пришлось погрузиться в мир искусства и коллекционирования, от которого до этого они были отделены космическими расстояниями. Сюжет, в общем, не замысловат. Гораздо интереснее представленный в фильме срез тогдашнего рынка художественных произведений.
Начнем с того, что рынков существовало два. Во-первых, легальный, жестко курировавшийся государством. Сделки между частными лицами или госструктурами отслеживались. На нем действовали легальные оценщики и дипломированные эксперты. Подлинность и качество гарантировалось государством. Но существовали и ограничения. Государство зорко следило, чтобы изделия, представляющие историческую или художественную ценность, не уходили за рубеж. Вплоть до изъятия таких изделий в общенародную собственность. Компетентные органы могли поинтересоваться, откуда у покупателя взялись деньги на приобретение, а также откуда у продавца картина или ювелирное изделие. Не говоря уже о криминале.
И здесь начинался рынок подпольный. Там действовали другие правила. Из уст одного из героев фильма прозвучала аксиома. «Покупка предметов искусства не затраты, а вложения». Не секрет, что в СССР существовали подпольные дельцы, заинтересованные в том, чтобы вложить свои средства. Кроме того, не будем забывать и о соображениях престижа, имиджа, которые были и будут всегда. Другой момент: цены внутри страны были в разы ниже цен на аукционах Запада. Так что желающих продать нечто иностранцам за валюту было более чем достаточно. Вывоз за «железный занавес» представлял собой грандиозную проблему, но «игра стоила свеч». Добавьте сюда коллекционеров с их одержимостью, готовых отдать всё за вожделенную картину, пусть даже краденную, и причины появления параллельного рынка произведений искусства становятся понятны. Там работали свои профессионалы, вроде «Додика», которые за разумные комиссионные могли «достать» всё. Скромный преподаватель кружка астрономии мог оказаться подпольным маклером. Там задавали меньше вопросов, но и рисков было больше. Несколько способов обмана показаны в фильме. К слову: Все показанные в фильме сделки вне комиссионного магазина оказались мошенническими – явный намек: «приобретайте на легальном рынке.
Начнем с относительно безобидного всучивания сомнительных картин под видом действительно ценных. Очень интересно показан механизм. Альберт - зять авторитетного коллекционера Боборыкина где-то нашел картину. И перепродает, но не напрямую, а со стены тестя. Тесть даже не прикасается к ней, а просто предоставляет место на стене, но своей стене. И своим авторитетом по умолчанию подтверждает ценность произведения. Ему даже не нужно что-то говорить. Достаточно и самого факта. И по понятиям «серого» рынка справедливо, что он взял половину прибыли. Здесь любопытен механизм повышения цены. С картиной ничего не произошло. Её не дорисовали, не помещали в дорогую раму. Просто повесили на особое место. Но цена резко возросла. Машина, любой марки, не особо отличается в цене, покупаем мы её на авторынке или по объявлению в газете. А вот картина – другое дело. Достаточно молчаливого присутствия «самого Боборыкина» и ситуация меняется в корне.
Следующий сюжет уже серьезнее. Подделка изделий Фаберже. Схема была достаточно проста. Художник Ким Фалеев делал копию изделия из каталога. Зять Боборыкина Альберт находил покупателя, а сам Боборыкин ставил клеймо, которое украл у дочери одного из мастеров Карла Фаберже. За что сам получал 60%, зять – 25%, Ким – 15%. Прежде чем судить о справедливости распределения остановимся на ценообразовании. Показателен эпизод, когда Муза, – дочь Боборыкина, квалифицированный и опытный искусствовед, - ставит на стол два «Фаберже» Фалеева, одно с клеймом, второе – без и объясняет Киму, где попытки любителя, а где настоящий шедевр. Магия клейма, авторитет имени таков, что, даже у профессионального эксперта мутится рассудок. И действительно, без клейма – это просто творческий изыск, удачная попытка. За это хвалят, снисходительно хлопают по плечу, но редко и мало платят. А с клеймом – это шедевр, который покупают за баснословные деньги. Сбыть подделку – задача весьма нетривиальная. Тем более на «сером» рынке. Ким мог наделать сколько угодно портсигаров и пепельниц, но найти правильного покупателя, продать по цене «Фаберже» это за пределами его возможностей. Так что, если отодвинуть моральный аспект, распределение выглядит не таким уж и несправедливым. Но подельники не учли важного обстоятельства. Личности художника. Он не пожелал остаться неизвестным поддельщиком, хоть и с деньгами. Явился в милицию с повинной. Расчет по-своему верный. Даже отсидев, он становился известным художником. Ведь суд официально признает подделку, а значит, он станет «тем самым Фалеевым, которого принимали за Фаберже. Да, скандальная, но слава и официальное признание, что он работал на уровне Фаберже.
Наконец третье уже очень серьезное преступление, вокруг которого, собственно и крутится сюжет. Из музея украли очень ценные картины. Нарисовали что-то поверх, и попытались переправить за рубеж. Музею же подкинули копии. На радостях и желая скрыть свое разгильдяйство, руководство не стало поднимать шум и, не особо разбираясь, просто повесили подделки на место, приняв их за подлинники. Однако бдительный таможенник заподозрил неладное и решил просветить картину рентгеном. Уловка вскрылась.
Если подделывать серебряные статуэтки и всучивать из доверчивым «богатеньким буратинам» - это плохо, то государство обижать нельзя ни в коем случае. А здесь кража ценностей из государственного музея, вывоз за пределы государства. В фильме не показано, но более чем вероятны какие-то действия с валютой. Согласно тогдашнему УК это была расстрельная статья. Свою финансовую систему государство берегло пуще, чем все исторические и художественные ценности вместе взятые.
Посыл фильма понятен: Уважаемые любители искусства. Не рискуйте деньгами и свободой. Приобретайте и обменивайте картины, скульптуры и прочие на легальном рынке. Да, государство возьмет свою комиссию, но и вы не станете жертвой обмана. Те же, кто решил встать на путь мошенничества, а тем паче, покуситься на само государство, берегитесь!
 
Теги: «Следствие ведут знатоки», художественный рынок, СССР, Болдырев